Воскресенье, 20.08.2017, 14:33
Приветствую Вас Гость RSS
ИРИНА  КИЛЬФИН
ГлавнаяКаталог статейРегистрация Вход
Меню сайта
Форма входа
Категории раздела
Мои статьи [23]
Поиск
Календарь
Главная » Статьи » Мои статьи

Ирина Кильфин: «Хочу, чтобы в сутках было не 24 часа, а больше …»

 

Виктория Шульгина, журнал "Леди", Израиль
 
В детстве у нее были крылья за спиной. Не в том смысле, что она была ангелом – Боже упаси: веселая, заводная, она всегда была душой компании, а стоило ей с гитарой выйти во двор – мальчишки со всей округи были у ее ног. А крылья у нее были потому, что она везде умудрялась успевать. В Ленинграде, где родилась и выросла Ира Кильфин – ныне популярная израильская певица, известная радиоведущая и общественный деятель - она жила по принципу «Ни минуты покоя!..» и получала от этого огромное наслаждение – увлекалась несколькими делами сразу, и везде с одинаковым успехом.

 Первым серьезным увлечением был спорт, и если бы по этой дорожке она пошла бы до конца, то добилась бы больших успехов: в школе она была уже мастером спорта по настольному теннису в юношеском разряде. Вторым серьезным увлечением была художественная школа – ее лепные и графические работы выставлялись в Музее этнографии СССР, а все педагоги в унисон прочили ей грандиозную карьеру в этой сфере.

Но пение, музыка – это у нее всегда было вне конкуренции. Ира – природный самородок: она сама пишет стихи и музыку к своим песням, и исполняет их так, что равнодушным остаться невозможно. Может потому, что она сама в эти песни вкладывает часть своей души. Кстати, и в музыке Ирина – человек очень разносторонний: она с одинаковым успехом поет и романсы, и джаз, арии   из оперетт, и пресловутую попсу.  И из каждой песни она делает маленькое шоу.

 

- Откуда в тебе эта «святая к музыке любовь»? Твои родители были связаны с искусством и заставляли тебя учиться в музыкальной школе?

 

- Нет, это я их упрашивала – отдать меня туда. Мои родители никак не были связаны с искусством. Зато мой дядя – гордость нашей семьи - знаменитый скрипач международного уровня, заслуженный артист России, Михаил Гантварг. Он безумно талантлив, один из немногих, кто выиграл конкурс Паганини. , есть, чему гордиться.

 

В детстве я была очень увлекающимся человеком.. А петь я начала , можно сказать, с самого момента рождения. – Я так музыкально кричала в роддоме, что маме уже там сказали: «Ваша дочка певицей, наверно, будет». Когда к нам приходили гости, я рассаживала их на стульчики и говорила: «Сейчас я буду вам петь!». И не дай Бог, если кто-то из них во время моего исполнения слушал невнимательно или отвлекался, – я ужасно обижалась. Я умоляла маму: «Ну купи мне фортепиано…». Я хотела и петь и сама себе аккомпанировать. Но когда мне было 10 лет, умер мой папа. Мы с мамой, оставшись одни, считали каждую копейку. Поэтому о такой роскоши, как пианино, не могло быть и речи. Когда мне было 13 лет, упросив маму отпустить меня в поездку, самостоятельно села в поезд и поехала в Таллин, чтобы купить гитару. В Ленинграде достать их было невозможно: гитары продавались где угодно, но только не в нашем городе, в котором они производились. С этой гитарой я не расставалась никогда, и даже взяла её с собой в Израиль, но в дороге она была повреждена, и играть на ней стало невозможно. Я и с мужем познакомилась, благодаря гитаре.

- ?

-          Меня пригласили в гости на вечеринку, и я,как обычно, стала петь свои песни. В конце, когда все уже расходились, симпатичный молодой человек подошёл ко мне и сказал: « Я на тебе женюсь». И больше уже не отходил, разогнав всех поклонников.  

-          Ты помнишь свой первый ансамбль?

- Он назывался «Мелодика». Я тогда была школьницей, пела, меня заметили и пригласили в ансамбль. А когда узнали, что я еще сама пишу музыку к своим песням – дело пошло: по сути, все концерты, которые мы давали, состояли из моих песен. Когда я училась в десятом классе, меня еще пригласили и в народный театр оперетты. И перед выпускными экзаменами меня вызвал директор школы, и сказал: «Выбирай: или ты заканчиваешь школу и получаешь аттестат, или ты поешь». И, на самом деле, разрываясь между всеми своими увлечениями, в школе я стала «хромать».К великому сожалению, я вынуждена была оставить театр оперетты, благодаря которому я попадала в совершенно другой мир, мир фантастический по своей сути! Передать это невозможно – запах костюмов, сцена, кулисы, зрители… До этого я играла только в массовках, а в тот момент мне впервые предложили роль в театре!. Мне пришлось оставить  театр. Я осталась в ансамбле, - эстрада одержала верх, хотя я до сих пор исполняю арии из оперетт с огромным удовольствием.

- И правда, как ты умудрялась делать все сразу?

- Я просто использовала каждую свободную минутку на то, чтобы с толком ее использовать. Мне было интересно все. Праздное ничегониделание было не по мне. Я сама удивляюсь, как я все успевала, причем, и там, и там добиваясь успехов. Детство – оно очень долгое, до поры, до времени какое-то безграничное, а когда ты вырастаешь – время летит. Я сейчас не успеваю жить. А в детстве мне на все хватало времени.

- После школы меня пригласили в рок-группу «Антарес», которая состояла в  Ленинградском рок-клубе. Для нашего коллектива я написала большую программу, с которой мы выступали, участвовали во всевоможных конкурсах. Потом училась на вокальном отделении джазового училища, известном в Ленинграде, как Салтыковка, и у меня были замечательные преподаватели, а далее - на курсах от Института культуры, на вокальном отделении. Конкурс при поступлении был огромный: 300 человек на место. Я оказалась в числе двенадцати принятых.

- Как складывалась твоя карьера певицы в Израиле?

- Когда я с семьей мы репатриировалась в Израиль, муж сказал: «Ты обязана продолжить карьеру певицы, ты должна творить». Когда близкий человек говорит тебе такое, когда не ставит палки в колеса – «А куда это ты собралась?.. », а наоборот, помогает тебе во всех начинаниях – это достойно уважения. Я очень благодарна своим близким за понимание и поддержку. Муж и сын всегда мои первые слушатели и ценители, а теперь и моя маленькая доченька тоже.

 

В Израиле я продолжила писать песни.  И, как и многие русскоязычные эстрадные музыканты, я начала осваивать израильский рынок шоу-бизнеса.  У меня есть целый цикл песен на иврите. Но, к сожалению, на этом рынке очень неприязненно относятся к  нашим исполнителям и авторам, между нами воздвигнут несокрушимый барьер, за который никого не пропускают. Никого! Несколько моих знакомых брали местных продюсеров, платили немалые деньги, в них немало вкладывалось средств, выпускались диски, их даже промотировали на радио и телевидении, и... тишина: израильтяне не хотят слышать русских.

 

- А как же понять любовь израильтян к Аркадию Духину, к Евгению Шаповалову?

 

- Она объясняется очень просто: у Шаповалова весьма колоритный образ «русского мужика». При этом он поёт классическую музыку на итальянском, известные израильские песни, арии из опер: то есть ту музыку, которую не надо продавать: она продаёт сама себя, эти произведения знакомы израильтянам с первых нот. Я нисколько не умаляю достоинства Евгения,  как исполнителя: он действительно хороший , сильный вокалист, с харизмой.

 

Что же касается Духина, то когда я приехала в Израиль , нас практически сразу познакомили мои родственники, которые дружили с его родителями,  и он мне рассказывал о своём творческом пути: он тоже много нахлебался, пока шёл к успеху. Он очень талантливый композитор, пишет хорошие песни, в духе Высоцкого. И он правильно сообразил, что израильтянам очень нравится такой стиль: немного сентиментальный, немного юмористический, - «за жизнь». Самый большой успех у него был, когда он выпустил диск с песнями Высоцкого на иврите. И его приняли: ведь он приехал в детстве, когда ещё не было такого количества «русских»: не было русскоязычного телевидения, радио, газет, журналов, интернета. Он изначально погрузился в израильскую культуру, впитал её в себя. Он не русский по менталитету, он настоящий израильтянин, он думает, мыслит, воспринимает, как коренные жители страны - поэтому его и приняли, как своего.

 

- Ты рассказывала, что Аркадий Духин подарил тебе песню.

 

- Да, замечательную песню! Но не сложилось её спеть. Через очень много лет я напомнила ему об этой песне – а он сказал, что теперь она не актуальна, хотя я так и не считаю: песни про любовь актуальны всегда.

- И что происходило потом? Что было делать такому деятельному человеку, как ты? Ты опустила руки и смирилась с творческой невостребованностью?

- А на меня это похоже? Конечно, нет, я продолжала писать, - «в стол», никогда не отказывалась записать для кого-либо демоверсии песен: мне это было необходимо. Так я поработала с нашими «мэтрами»:  Мишей Машкауцаном, Аликом Ческисом, покойным уже Игорем Золотарёвым. А потом в Израиле появилась радиопрограмма на пиратском русском радио - «Большие звезды маленькой страны». Мне предложили записать для неё несколько песен. Она сдвинула всех нас с мёртвой точки  и  дала большой толчок для творчества.  И вот тогда, после названной передачи мы все как-то раскрылись. Появился стимул писать и исполнять собственные авторские песни, о чём многие уже и не мечтали в Израиле: тогда был «бум» российских «звёзд» - их везли какими-то неисчислимыми количествами в Израиль – кто мог из наших конкурировать с раскрученными пецами и певицами, которым были посвящены все эфиры радио и телевидения?

 

- Я знаю, что  у тебя есть выпущенные диски...

 

- Первый мой альбом получился случайно. Я много лет была знакома с замечательным гитаристом (да будет благословенна его память), Игорем Золотарёвым. Как-то он попросил помочь ему записать его песни для авторского диска. Я, конечно же, с радостью согласилась. В течение девяти месяцев, чуть ли не круглосуточно, мы с ним творили и записывались в его студии, прерываясь лишь на сон и на концертные выступления, которых и у него, и у меня всегда было много. Альбом практически был закончен, оставалось всего несколько штрихов, да пары-тройки песен для его целостного завершения. И вдруг Игорю предложили контракт в Австралии, который он с радостью подписал, и в течение месяца уехал, отдав мне песни и сказав: делай с ними, что считаешь нужным. Чтобы наша работа не пропала, мне пришлось самой выпустить альбом, добавив в него несколько своих песен. Так и родился альбом «Песня о сердце», в котором собраны замечательные лирические песни. Игоря с нами нет, а его музыка, его многие песни живы. А сколько песен так и осталось в незаконченных набросках  - всё пропало, когда его не стало...

 

- Среди исполняемых тобой песен есть одна, о которой люди, раз услышав, говорят: «Достаточно спеть только эту песню» -  она называется «Памяти невинных жертв»…

 

- Написал эту композицию Игорь Золотарев в ночь после терракта в «Дельфинариуме», а стихи Лена Котт, после трагических американских событий 11 сентября. Я преклоняюсь перед авторами за эту песню, потому что так могли написать только люди с огромным сердцем. Этой песне я отдала ей все свои чувства и переживания, потому что исполнить такое произведение, не вложив всю свою душу, невозможно. Всю свою боль, чувства, переполнявшие меня, я передала через эту песню. Я молю Бога, чтобы  эта песня перестала быть актуальной, чтобы она осталась лишь как напоминание о трагедии, чтобы эта песня лично никого больше не коснулась.

 

- У тебя выпущены ещё альбомы?

 

- Да, еще один мой альбом, выпущенный в 2006 году, назывался «Замок на двоих». Он состоит из моих песен и песен моих друзей: Маши Рэй, Миши Машкауцана, Влада Зерницкого, а аранжировки делали мне замечательные израильские специалисты-аранжировщики  Александр Окунев и Сергей Горелик.

-                                                            

- Как часто ты выступаешь?

 

-   У меня много концертов в клубах, на концертных площадках, я часто езжу на гастроли в Европу и  Россию.

 

- В последнее время ты резко изменила свою деятельность и стала продюсером, в качестве члена жюри тебя приглашают на международные конкурсы и фестивали, ты работаешь на радио, ведёшь авторскую программу, много пишешь, как журналистка и являешься директором Международной Ассоциации творческой интеллигенции «Шаг к успеху».  Чем занимается эта ассоциация?

 

- Это - некоммерческая структура, которая занимается продвижением русскоязычных талантливых работников искусства, живущих в разных странах, -  актёров, композиторов, поэтов, художников, журналистов, писателей, певцов. Осуществляется деятельность посредством организации и проведения конкурсов, фестивалей, создания обучающих школ. Также в помощь творческим людям мы создали интернет-портал, который помогает им узнавать друг о друге и общаться, обмениваться информацией, выставлять на суд коллег свои произведения.

 

- Как ты думаешь, почему в Израиле так трудно пробиться молодым талантам?

 

- Израиль – маленькая страна. Сколько на такое количество людей нужно суперзвезд? Поэтому нам нужно наладить конакты с другими странами, где есть русскоязычное население, и обмениваться творческими делегациями. Это единственный выход .

 

- Ира, как ты успеваешь сочетать работу, творчество, журналистику,  гастроли и личную жизнь?

-   Я бы не отказалась, чтобы в сутках было не 24 часа, а больше, но думаю, что и тогда я нашла бы, чем их занять, и опять не успевала бы жить...

Категория: Мои статьи | Добавил: irakilfin (19.05.2009)
Просмотров: 308 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Друзья сайта
  • Звезда моды
  • Step2music
  • «ЛАУКАРАЗ».
  • Все про танцы
  • МФД "Надежды Европы"

  • Статистика

    Copyright MyCorp © 2017
    Конструктор сайтов - uCoz